Заходжу в кімнату і бачу, як цurан намаrається nройтu до ко мода, де мій батько збеpіrав rpоші. Дове лося викл uкатu колuшньоrо чоловіка И…

ИНТЕРЕСНОЕ

Первый случай произошёл, когда ещё был жив мой отец. Лет одиннадцать назад точно. Тогда в наш городок нередко заглядывали этакие цыганские коммивояжёры — сразу целыми таборами на четырёх-пяти машинах. Одни ковры продавали, другие дублёнки, третьи — технику и инструменты. Вот с третьими и довелось столкнуться.

Я как раз у отца была — картошку копала. Слышу, он с кем-то у дома разговаривает. Оказалось, цыган заезжий пожаловал. Продаёт чемоданчик с инструментами. Что уж заставило отца поинтересоваться ценой, я не знаю. Но цена за целый набор очень нужных инструментов оказалась настолько смешной, что отец купился.

Я говорю, мол, не надо, зачем тебе этот хлам? Но отец был очень упрямым человеком: если что в голову взбредёт, уже не переубедишь. В общем, пошёл он в дом за деньгами. Как сейчас помню: ровно тысячу запросил цыган за шуруповёрт, дрель, электролобзик и, по-моему, болгарку. Я осталась в калитке — за незваным гостем присматриваю. Отец вернулся, сел на скамейку, открыл чемоданчик с инструментами и что-то там расспрашивает у продавца. Ну, вроде как, чтобы кота в мешке не купить. Хотя в случае с цыганами так и так кот получится.

Я буквально минуты на три отвлеклась — в баню дров подкинуть пошла. Возвращаюсь — в калитке никого нет, а из дома крики слышатся. Вхожу и вижу картину маслом: цыган чуть ли не с боем пытается прорваться к комоду, в котором у отца деньги лежали. А тот его изо всех сил не пускает.

Я говорю: иди-ка ты, мил-человек, отсюда по-доброму. Цыган, вроде, замешкался сначала, а потом опять на отца прёт. Я уже голос повысила, говорю, что сейчас полицию вызову. Кое-как напару с отцом мы этого наглеца из дома вытолкали.

А дальше — ни в какую. Руками машет, орёт, что, мол, отец обещал его чемодан купить, а теперь отказывается. Непорядочно, мол, так делать.

Оказалось, что отец уже хотел было тысячу заплатить да забрать чемоданчик, а цыган ему только дрель отдаёт. Мол, одна дрель столько стоит. А всё вместе — пять тысяч. Отец, понятное дело, сразу и отказался от сделки. А цыган в дом пошёл. Сам. Без приглашения.

Потом отец рассказывал, что тот, как только вошёл, зыркнул вокруг и прямиком к комоду направился. Эту диспозицию я как раз и застала.

В общем, уходить цыган категорически отказывался, как ни пыталась я его выпроводить за калитку. «Молчи, женщина! Мужчины разговор ведут!» — с возмущением выговаривал он мне. Ну, а я в ответ на это посоветовала ему в таборе у себя распоряжаться, а здесь будет так, как хозяева скажут.

Тогда незваный гость перешёл к угрозам. Начал телефоном у меня перед носом трясти, кричать, что сейчас он «своим» позвонит, и тогда, мол, нам мало не покажется. Потом ткнул в кнопку вызова и что-то там лопочет по-своему.

Ну, мне этот кордебалет надоел. И я позвонила бывшему мужу.

Бывший муж у меня… дядька не совсем простой. Впрочем, об этом я недавно уже упоминала. Он даже не дослушал меня, сказал: «Ща приеду».

И приехал. Правда, цыган наш к тому времени уже ретировался. Но, как тот Карлсон, обещал вернуться. И не один. Не вернулся. Потому что как раз на выезде с нашей улицы бывший муж с другом цыганский чудо-автомобиль и встретили.

Перекрыли они дорогу, вышли… Два таких лба да оба с битами… Бывший рассказывал, что в машине было трое цыган. И все почему-то заики. Он спросил, кто из них сейчас старику пытался инструмент продать? Оказалось, никто. Потом оказалось, что они просто не знали, что этот старик — тесть такого уважаемого человека…

В общем, дали торговцы честноепионерское, что на этой улице никогда никому и ничего продавать не будут. Не стану утверждать наверняка, но лично я больше там торгующих ромал и правда не видела.

Второй случай произошёл лет шесть назад, когда мы всей семьёй ездили в соседний город, чтобы детей к школе приодеть. А там на рынке этих цыган целая популяция. И все что-то продают. В основном, золото. Цыганское, конечно.

И вот я как-то отвлеклась, смотрю: мужа нет. А у него, к слову, в барсетке на поясе все деньги были. Пошла я его искать. Вижу — стоит. В окружении двух цыган и цыганки. Те с ним так мило беседуют) А на ладони у мужа — мамадарахая! — половина золотого запаса небольшого такого государства: какие-то цепочки, кольца, серьги и иная дребедень. А другая рука уже сама по себе к барсетке тянется.

Тут подоспела я и кааак гаркнула: «Ты что тут делаешь?!» Муж аж вздрогнул. И говорит, что, мол, хотел мне и девчонкам подарки купить. Какие, спрашиваю, подарки? Зачем нам цыганская бижутерия?

И тут я снова услышала от старшего ромалы фразу про молчание и женщину. И точно так же отправила его в табор — учить цыганок щи варить. Потом стряхнула с ладони мужа весь золотой запас и потащила его подальше от разговорчивых ювелиров.

За нами цыганка увязалась. Ну прямо-таки умоляла хоть что-нибудь у неё купить. Я достала из кошелька сотню, сунула ей, она мне какую-то подвеску на цепочке вручила. В общем, разошлись по-мирному)

А не подоспей я вовремя, остались бы мои дети голы-босы перед школой… Зато все в золоте)))

В общем, с этой братией лучше не связываться. Особенно если не умеешь противостоять их чарам и предпринимательскому таланту)))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *