Мама npосuлася з бyдuнку npест арілих назад, але я її кuнула і не աкодую. Людu мене зас yджy ють.Ho…

ИНТЕРЕСНОЕ

В 2015 году мою маму одолела болезнь. В тот год ей исполнилось 70 лет. Она проживала отдельно от нас в соседнем городе. Мы думали, что она справляется самостоятельно и не требует от нас какой-либо помощи. Я навещала ее практически ежемесячно, но однажды увидела сильные изменения: мама начала плохо разговаривать, словно просвистывая звуки, ее похода стала очень неуверенной, иногда она падала, и могла спросить одно и то же 100 раз, а то и больше.

Стоит отметить, что когда-то мы жили все вместе, но когда не стало моего отца и бабули, то все разъехались. Моя мама осталась жить одна в двухкомнатной квартире. Было видно, что ей невозможно оставаться одной: у неё были частые головокружения, она не могла приготовить еду и сходить за продуктами в магазин, поскольку не была в состоянии идти до него.

Встретившись с моими братьями, я решила забрать жить маму к себе в столицу, а они бы оплачивать нам съемное жилье. Мы проживали моим женихом на квартире, которую снимали в аренду. Один из братьев проживал в военном общежитии.

Другой был с несколькими детьми. Я чувствовала себя виновной от того, что не способна дать ей хороших условий жизни, однако оставлять ее жить одну, было невозможно. Мы решили выставить квартиру на продажу, но вырученных средств не хватило даже с учетом помощи братьев. Пришлось оформить кредит в одном из банков и переехать в Московскую область.Переехав, мы наняли маме сиделку, которая работала полный рабочий день, но заканчивала в 6 часов вечера.

Я же работала до 8, из-за этого маме приходилось оставаться одной несколько часов. Бывали случаи, когда, приехав с работы, я обнаруживала мать, в собственном … рядом с туалетом на полу, или без сознания с травмой головы. Каждый раз при виде подобных случаев я сразу набирала номер супруга, так как он по образованию врач.

Мы все делали с ним вдвоем: кормили, мыли, передвигались по квартире. Но она постоянно твердила, что в состоянии делать эти вещи самостоятельно. Однако все было безуспешно. Мы с мужем трудились на оплату ипотеки, нанятой сиделки и покупку лекарств для матери. Одна сиделка обходилась в 38 тысяч рублей.

За ипотеку мы платили 32 тысячи. Я чувствовала свою долю вины за произошедшее с матерью, считая, что мы упустили тот момент, когда нужно было заняться её здоровьем. Я пыталась создать хорошие условия для её жизни. Очевидно, что времени на личную жизнь у нас совсем не было, т.к. кроме работы и ухода за пожилой матерью у меня не было времени. В те дни, когда сиделка брала выходные, я вообще не выходила из дома.

На тот момент мой возраст составлял всего 27 лет. Мои мысли иногда носили суицидальный характер: я мечтала о том, чтобы случайно попасть под поезд и избавиться от всех проблем. Я потеряла смысл своей жизни. У меня не было возможности заниматься продвижением по карьерной лестнице, зачатием собственных детей и даже своим хобби.

Ощущение безысходности ситуации привело к частым истерикам по ночам, единственной моей поддержкой стал муж. Я решила проконсультироваться с психологом, который сообщил мне о наличии глубочайшей депрессии.

Спустя несколько визитов я услышала от психолога: «Ты должна руководить своей жизнью самостоятельно. Попробуй принять решения, способные сделать жизнь немного легче». Я задумалась. И правда, все время с матерью проводила только я: походы в поликлиники, уход за мамой, её купание, готовка еды, оплата за все лекарства. Но я боялась решиться и сказать об этом своим братьям.

За 5 километров от нашей квартиры находится современный дом престарелых. Условия жизни людей в нем были отличные – у каждого была отдельная комната, правильное хорошее питание, пандусы для колясок, парки с фонтанами и беседками, постоянно дежурящие сотрудники, которые были готовы ухаживать за пожилыми и днем, и ночью.

Там были прекрасные условия, которые я не смогла создать своей матери. Я была очень решительно настроена на данный вариант. Сначала поделилась с мужем. Он недоумевал, но перечить моему решению не стал. Затем сообщила информацию своим братьям. Рассказала им о том, что уход за матерью я осуществляю самостоятельно, поэтом и решение тоже приняла сама. Только сиделка перед уходом мне сказала: «Тебя будут проклинать твои же знакомые люди».

В 2016 году было решено перевезти мать в этот пансионат. Сначала мама очень переживала, говоря, что мы решили оставить её одну на произвол судьбы. Но я очень часто приходила их учреждение и оказывала поддержку. Время от времени к ним наведывались местные знаменитости с концертами, проводились интересные мероприятия, их отлично кормили, показывали телепередачи.

В этом доме у мамы появились новые хорошие друзья! Это была очень интересная и насыщенная событиями жизнь. Я навещала её на все праздники, мы долгое время разговаривали, иногда я забирала на выходные ее к себе, мы гуляли в парках и заведениях.

Благодаря этому поступку я смогла начать жизнь заново! Правда ощущение вины за собой не покидало меня. Каждые выходные я приходила к маме в гости, и она всегда просилась обратно ко мне. С каждым моим визитом я обращала внимание, что маме становится хуже: она стала болезненно худой, практически не могла стоять на ногах.

В таком состоянии забрать к себе я её не была готова. В нашей квартире ей было бы крайне трудно, ведь у нас не было для неё необходимых условий. В пансионате она прожила 2 года. Я хочу сказать, что о том, что решила поступить именно так, я совсем не жалею.

Быть может, кто-то находится в подобной ситуации и не может решиться на действия. Надеюсь, что моя история поможет сделать правильный выбор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *