«Коли ти мене забереш?»nлакала бабуся на моrилі чоловіка. Вона більше не моrла терnіти ставлення невістки і зважилася на відчай дуաний крок…

ИНТЕРЕСНОЕ

Жаркое лето быстро превратило привычную городскую жизнь в невыносимую. Люди с трудом ждали маршрутки на остановке. Кто то учился в душном офисе, а для кого то жара стала веской причиной перейти на удаленную работу. Кондиционеры работали на полную мощность. Сотни автомобилей едва ли не плавились, стоя долгими часами в пробках. Лето разошлось не на шутку, одаривая долгожданным теплом.

Мария Федоровна сидела у окна и смотрела на всю эту суету. Если раньше ей доставляло это удовольствие, то теперь хотелось просто чем-то занять время. После смерти супруга прошло уже полгода, но женщина никак не могла свыкнуться с этой мыслью. Все чаще она думала, что их жизнь была тесно выстроена вокруг друг друга.

Василий был для нее лучшим другом, любимым мужем, коллегой по маленькому общему делу, но после его смерти вся жизнь Марии Федоровны стала разрушаться.

Женщина встала со стула и пошла вглубь квартиры, чтобы заняться уборкой. Сейчас ей приходилось жить в квартире сына и его жены. И если первый спокойно отнесся к нахождению здесь матери, то сноха Марии на дух не переносила пожилую женщину. Она неоднократно шла на уступки, пытаясь наладить отношения, но ничего не получалось. Она изначально жила отдельно от них, но сын попросил мать продать квартиру, чтобы вложить деньги в бизнес.

Он никак не мог приспособиться к быстрому ритму большого города. Ярослав то начинал дело, то прогорал, то снова начинал что-то вновь. Мария изо всех сил верила в родного сына, а его жена продолжала закатывать истерики, ей хотелось жить богато, но не прикладывать при этом усилия.

Чтобы не разжигать еще больших конфликтов Мария старалась проводить как можно меньше времени в общих помещениях. В остальное время она убирала, готовила, занималась бытом, вот и сейчас ей нужно было прибраться, пока сноха не вернулась.
Сама же жена сына не считала нужным ни убирать, ни готовить.

-Я дома! Поставь чайник, — послышался женский голос из прихожей.

Мария Федоровна поставила на плиту чайник. Женщина выложила на стол бутерброд. Обедать было еще рано, да и суп еще стоял на плите.

— Чем ты кормить собралась, — спросила Валерия брезгливо, скорчившись. — Рано обедать еще, пока перекуси, — примирительно сказала пожилая женщина.

— Как меня достали эти ваши нравоучения, сил моих нет, когда же вы уже съедете от нас, взрослая женщина ведь, а все на нашей шее сидите!

— Лер, ты хоть слова подбирай, пенсия моя вся на продукты уходят, ты их вообще не покупаешь, я убираю, готовлю, стираю, все дела делаю, да и к тому же это твой супруг мою квартиру продал, мне идти некуда! — сказала бабушка.

— А значит в дом престарелых идите, а квартиру вы сами согласились продать!

Мария Федоровна спокойно налила чай, поставила чайник обратно на плиту и пошла в свою комнату, чтобы не видеть сноху, но та не хотела просто так опускать мать мужа.

— Я вас все равно выселю! Вот увидите! Не на улицу, так на кладбище, — сказала Лера.

Мария Фёдоровна ушла в свою комнату и там долго плакала. Она уже не знала где черпать терпение. Может и правда пора было уходить в дом престарелых, но ей было так страшно остаться там в одиночестве, окруженной такими же никому не нужными стариками.

Сын ничего не мог сделать со своей женой. Он только делал краткие замечания. Через 20 минут Мария Фёдоровна вернулась на кухню. Снохи уже не было, она снова пропала. Валерия нигде не работала, только делала вид, что занята бурной деятельностью. Лера могла пропасть на ночь, прийти утром, приходить несколько раз в течение дня, но никаких доходов она не приносила. Сейчас и сын тоже ничего не зарабатывал. Жили они только на пенсию Марии Федоровны и на ее зарплату.

Женщине пришлось устроиться на работу, чтобы содержать великовозрастного сына и его жену, но благодарности от них ждать не приходилось. Однако Марии благодарность была не нужна. Ей хотелось только одного, чтобы Лера прекратила выживать ее из квартиры, пусть лучше висит напряженное молчание, чем слушать ее гневные тирады, полных злобы и презрения,

Мария знала, что у сына характер очень мягкий, а значит Лера скоро добьется своего. Мария собрала с собой небольшой перекус и переложила в контейнер. Она поставила его в сумку, собралась и пошла на работу. График с 12 до 12 был абсолютно неудобным, но выбора не было. В таком возрасте вообще нужно радоваться, что хоть на какую-то работу берут.

Женщина вышла на улицу. Дышать здесь было нечем. Тяжелый воздух был горячим. Она постояла несколько минут, чтобы привыкнуть. Ехать в такую дикую жару на маршрутке казалось самоубийство. Мария раскрыла кружевной зонт и пошла пешком. Через полкилометра будет длинная аллея, а там всегда попрохладнее, чем на солнцепеке. Через полчаса Мария уже была возле здания, в котором работала.

Она отчиталась о приходе, сразу забрала несколько копий ключей. Ей давали номера офисов для уборки после полуночи. Мария Федоровна кивнула, приняла инструкции и пошла на рабочие места. В большом офисном здании было приятно и прохладно, сплит-системы превращали невыносимую жару в приятную прохладу. В офисе, заполненном зелеными растениями приятно было находиться.

Мария села за стол, включила компьютер и стала ждать, пока все прогрузится. Ее научили простейшим действиям. Ничего, кроме рабочих функций Мария не знала, да и знать не хотела. Офис был переполнен такими же сотрудниками, здесь не было никакого дресс-кода, все одевались как душе угодно. Одни были в сарафанах, другие в майках и шортах.

Предприятие набирало людей старше 50. Своеобразная программа трудоустройства пенсионеров. Одни набирали текст, другие отвечали на звонки. Задача Марии состояла в принятии звонков, а в остальное время она отправляла заготовленные письма по электронным адресам.

Женщина закончила работу в полуночи, когда в офис пришли уже другие люди. Она оставила вещи в офисе и пошла к лифту. В комнате для персонала она взяла весь инвентарь и поднялась на верхний этаж. Медленно, но тщательно Мария убирала офис за офисом. Ей было важно все делать качественно, чтобы никто не придрался.
Если она не сохранит эту работу, то вряд ли найдет что-то лучше.

На рецепшене ей выдали зарплату за уборку. Мария поехала домой на маршрутке, так как утром такой дикой жары еще не было. Высокая температура так сильно утомила горожан, что едва ли не каждый второй молил о спасительном дожде.

Женщина пришла домой с полными сумками продуктов. Ей выдали зарплату за неделю, этого хватало, чтобы накупить минимум и приготовить из него что-то на всю семью. Сама же Мария Федоровна питалась скромно, ведь, если будет есть наравне с сыном и его женой, то еды просто не хватит.

— Пришла опять, работу там имитировала? — посмеялась Лера.

— Лера, хватит уже! — сказал мужчина.

— Сынок, возьми сумки, пожалуйста.

— Мам, я очень устал, работал ведь, ты поставь там, я занесу.

Мария знала, что он так и оставит пакеты в коридоре. Женщина собрала последние силы и донесла пакеты до кухни. Она пришла домой только к восьми часам утра. Ей хотелось только спать, а не выслушивать горы претензий. Женщина ушла в свою комнату, чтобы там побыть одной. Она посмотрела на фотоснимок, там были изображены она с мужем и двое детей: сын Ярослав ее дочь Кира.

Сейчас девушка строила свою жизнь далеко за пределами большого города, но Мария мечтала хоть раз увидеть ее до того момента, как Лера сведет ее в могилу.

За тысячи километров от матери, Кира встала из-за компьютера налила себе горячего, ароматного чая и вернулась к монитору. Ей предстояло отрисовать сегодня дизайн сайта для интернет магазина детской одежды. Она уже подобрала референсы, цветовую палитру, согласовала бриф с заказчицей. Оставалось только поставить таймер и взяться за дело. Часы пролетали незаметно. Кира то и дело вносила правки. Скоро дизайн был готов. Девушка отправила его заказчице и сразу решила отвлечься. Кира поставила на стол рамку на ножках, на которой была натянута вышивка: роскошные розы в пастельных розовых оттенках. Кира любила вышивать крестиком и предпочитала отдавать этому львиную долю свободного времени.

Пришло уведомление. Заказчица приняла работу и оплатила. Девушка прочитала хвалебный отзыв и посмотрела на часы. Через два часа должен вернуться Денис, пора было заняться готовкой и уборкой. Настроение Киры становилось все хуже и хуже. С течением времени прозвучал звонок домофона, что означало, что ее муж скоро поднимется на этаж.

— Чем пахнет? — с порога спросил Денис.

— Я суп грибной сварила и мясо в духовку поставила, — сказала девушка, помогая ему снять драповое пальто.

— Я же просил не покупать мясо, мы же экономим.

— Денис не начинай! Я же нормально зарабатываю, чего ты заладил с этой экономией денег?

Он что-то буркнул себе под нос и пошел в ванную, чтобы вымыть руки и умыться. Он ни копейки не давал девушке. Все средства откладывал, чтобы открыть свое дело, а деньги Киры ходили на оплату коммунальных платежей, покупку продуктов и на оплату всех бытовых нужд. Она зарабатывала больше Дениса, а он отслеживал все поступления на ее карту, чтобы Кира не потратила лишнего. Девушка уже смирилась с таким положением вещей, хоть иногда и злилась.

— Слушай, я тут подумал, — сказал Денис, разрезая кусок ароматного румяного мясо на тарелке — давай продадим квартиру, вложим деньги в мои дела?

— Ага, сейчас Ден, ты хоть бы подумал немного, перед тем как сказать что-то!

— Чего нам эта двушка? Деньги сейчас пойдут, возьмем сразу дом свой!

— Это моя квартира, Денис, я на неё заработала, ее продавать не буду! Люди, вон, всю жизнь на свое жилье копят, а ты продать решил. Нет, даже не проси!

Кира смотрела на своего мужчину, который раскраснелся от злобы. Этот разговор про квартиру повторялся изо дня в день. Кира уже устала повторять Денису, что ни за что не согласится на продажу квартиры. После смерти бабушки она продала старенький дом с участком. Два года ни на что практически не тратила, чтобы доложить до круглой суммы и купить самой себе эту квартиру, в которой они оба живут.
Кире с таким трудом досталось жилье, что она пообещала себе что ни за что не продавать квартиру .

— Ну и торчи здесь, в своей халупе, — огрызнулся Денис. Он швырнул ложку в тарелку с супом и ушел. Кира пожала плечами. Ей надоели истерики Дениса, но она оправдывала их тем, что он много работает и постоянно переживает, хочет зарабатывать больше.

Кира убрала со стола, помыла посуду и пошла к Денису, но тот только бурчал под нос.

— Как я могу тебе предложение сделать, если ты не идёшь за своим мужчиной?!
Кира не хотела вступать в перепалку, она пожала плечами и ушла в спальню. Девушка взяла с собой станок и села за вышивку. Крестики успокаивали ее, особенно в такие моменты, когда поддержки ждать неоткуда.

— Опять дурью маешься?

— Я занимаюсь любимым делом! Если для тебя это дурь, то оставь свое мнение при себе.

— Лучше бы поработала!

— Пока время свободное есть!

— Набор этот, наверно дорогой?!

— Я хорошо зарабатываю и имею право тратить на свое хобби, это не влияет на наш бюджет!

Это еще больше раздражало Дениса.

— Ты каждый месяц по две-три тысячи на это тратишь!

— Дэн, я зарабатываю раза в четыре больше, чем у нас средняя зарплата в городе и так каждый месяц, а не за 1-2 месяца!

Девушка переставила станок на стол. Она встала с постели и пошла в ванную. Выслушивая упреки вслед, Кира закрыла дверь на защелку, набрала полную ванну и погрузилась в горячую воду. Ей хотелось плакать, но слёзы ничего не решат.

Еще два года назад она хотела замуж, хотела двоих сыновей, но жизнь ее сильно изменила. Ей больше ничего не хотелось. Мать Киры жила далеко и была полностью на попечении родного брата. Недавно она звонила Ярославу, чтобы узнать как дела у матери. Сама же Мария с девушкой не общалась. Их последняя грандиозная ссора поставила точку вы их отношениях, а вот родители Дениса постоянно наседали на Киру. Они утверждали, что Кира должна продать квартиру и отдать деньги будущему мужу, а потом выйти замуж и рожать детей.

Только девушке было уже не 15 лет, чтобы верить кому-то на слова. Каждый приезд родителей заканчивался скандалом. Со всех сторон на неё наседали его родственники.
— Ты никогда меня не слушала, — кричал Дэн, барабаня в дверь ногой.
— Я могу спокойно искупаться?
Она вышла из ванной, прошла мимо Дениса и пошла спать. Дэн сидел к ней спиной, играя в приставку.

Кира проснулась от сигнала. То и дело светился телефон Дениса. Кира на автомате взяла телефон, спросонья она подумала, что играет ее будильник, но на экране были не мигающие часы, а сообщение интимного характера. Какая-то девица писала влюбленные сообщения Денису и подряд слала полуголые фотки. Кира было настолько вымотана эмоционально, что не могла даже среагировать на это. Ей было больно, но боль не могла выйти криком или слезами.

В комнату зашёл Денис. Он явно только вышел из душа. На часах было шесть утра, а значит он собирался на работу. Он посмотрел на Киру, которая держала его телефон и все понял. Через минуту он уже кричал, что девушка взяла его телефон, что она не имеет права копаться в его вещах, а Кира сказала «собирай вещи» совершенно спокойно.

Денис опешил. Он был уверен, что Кира настолько сильно любит его, что не выставит за дверь, но она была непреклонна. Денис твердо сказал себе, что унижаться не будет. Он с психом собрал свои вещи, крича, что она никогда его не любила. Через полчаса его уже не было. Кира накрылась одеялом с головой и заплакала. Девушка плакала около часа, пока вся боль и напряжение не испарились из ее тела. В голове гудело. Казалось, что нет никаких сил на то, чтобы подняться.

Кира провалилась в сон. Она встала с постели только вечером. Дошла до компьютера, сняла все неподтвержденные заявки. Кира просто хотела отдохнуть от всего, в том числе и от работы. Девушка заказала пиццу, а когда иду доставили, то уселась на диван, включив новогодний атмосферный фильм. Сейчас ей ничего больше не хотелось.

Следующие несколько дней Кира просто пыталась осознать все, что с ней произошло. Девушка провела глобальную работу над собой. Ей хотелось докопаться до истины. Кира поняла, что не хочет никакой семьи, никакого замужества, никаких детей. Она просто хочет заниматься собой. Она понимала, что в нашей стране такое поведение было равно сумасшествию. Девочек растили как будущих жен и матерей, а если не хочешь следовать установке, значит ты дефектная.

Кира проснулась ранним утром и проверила свой счет. Денег было предостаточно, чтобы год не работать и скромно жить, но ей такой длинный отпуск был ни к чему. Она перевела часть денег на карту и заказала целую гору вещей. Через трое суток доставка привезла объемные коробки. Кира весь вечер потратила на распаковку огромного мешка премиум корма для щенков. Большая лежанка, коробка для игрушек и сами резиновые мячики и косточки. Кира два дня выбирала собаку, но так и не смогла взять того, кто бы приглянулся ее сердцу.

Спустя неделю девушка шла домой, неся за ручку очередную коробку. У подъезда жался черный, замызганный щенок. Зуб на зуб не попадал от холода. Она поняла, что если оставить малыша здесь, то он просто умрет ночью от мороза. Кира поднялась в квартиру, оставила коробку и спустилась за щенком. После посещения ветеринара девушка принесла черного питомца в квартиру, где тот быстро освоился тем же вечером. Она души в нем не чаяла. Кира всю жизнь мечтала о лабрадоре, а влюбилась в простого беспородного щенка, но ей уже было все равно, главное, что малыш останется живым и здоровым.

Кира постоянно сталкивалась с осуждением со стороны родителей Дениса. Они еще не устали звонить ей и выговаривать все, что думают. Тогда девушка сменила номер телефона и адрес электронной почты.
Несмотря на осуждение окружающих, Кира завела собаку вместо мужа и детей.

Кира проснулась ранним утром и набрала номер Ярослава. Мужчина неохотно ответил на звонок сестры:

— Привет, как там мама? — спросила девушка.

— Мама? Хорошо у нее все, отдыхает, я же тебе сказал ,что она будет жить в свое удовольствие, чего ты так переживаешь?
На заднем фоне послышались истошные крики и истерики.

Кире не надо было долго соображать, чтобы понять, что там происходит. Девушка бросила трубку, купила билеты и уже через 4 часа сидела в самолете. На автобус мест на сегодня уже не было. Киру всю трясло от злобы. Она прекрасно знала какой дрянной характер у жены брата, но не думала, что ей хватит наглости издеваться над мамой.

В это время в квартире происходил настоящий скандал. Валерия рыдала, кричала, била и швыряла вещи. Она орала на Марию Федоровну, которая отказалась устраиваться на вторую работу, но самое страшное для Марии стало то, что родной сын за нее не заступился. Лера просто выставила пожилую женщину за дверь. Мария утирала слезы.

Она добралась до кладбища, села на скамеечку рядом с могилкой мужа и зарыдала в голос. Все накопившиеся обиды и боль выходили через слезы. Люди проходили мимо, но никто не предлагал помощь. Это было кладбище. Здесь плакали часто, это не вызывало удивления.

Двое суток Мария Федоровна провела здесь. Ни сын, ни сноха не позвонили ни разу. Женщина просто плакала и ждала пока судьба решит оставить ее здесь навеки.

— Васенька, миленький, когда ты уже меня заберёшь?! — плакала бабушка.

— Мама! — Крикнула Кира.

Девушка буквально со всех ног бежала к матери. Час назад она была на квартире брата, где закатила скандал, поставив сноху на место. Кира не постеснялась отвесить им обоим хорошие оплеухи, она собрала вещи матери и несколько суток моталась по городу по знакомым матери, чтобы найти ее, но потом Кира догадалась, где могла быть ее мать. Она поверить не могла, что мама двое суток провела здесь в полном одиночестве.

— Мама, — сказала Кира. Она упала на колени — прости меня пожалуйста!

— Ты чего, Кирочка?! Как же я рада тебя видеть, за что мне тебя прощать? — удивилась женщина, утирая слезы радости.

— За то, что оставила тебе на попечение этим двум уродам. Я уже была у них. Тебе эта Лера жизни не давала. Все мам, хватит, давай поедем домой ко мне, будем вместе жить. Я одна с щенком. Квартира. Хорошие места. Хватит, все пойдем, не говори даже мне ничего!

Кира забрала мать с кладбища и сразу поехала с ней на вокзал. До поезда оставался всего час. Они чудом успели купить билет. Женщина была уверена, что это знак свыше. Она поверить не могла, что в этот момент ее жизнь кардинально меняется. Больше никаких истерик и побоев со стороны Леры, никакой работы почти сутками, никакого рабского труда. Издевательское отношение снохи стали невыносимы, но вдруг жизнь решила сменить вектор, подарив Марии Федоровне второй шанс.

— Так, мам, давай сразу решим, я в курсе, что эти уроды тебя работать заставили. Мало того, что в ночную пахала, так еще и физически. Можешь про это забыть. Я работаю на дому, но мне мешать нельзя. Я там тихонечко сижу часов 8, но зарабатываю хорошо, очень. Так что тебе работать точно не придется, не переживай.

— Доченька, так что же я к тебе на шею сяду?

— Вот эту дурь из головы выброси! Не сядешь ты ни на какую шею! Ты меня вырастила, выкормила, дала образование. Это просто моя благодарность. Вообще даже не думай, что ты мне что-то должна.

На следующий день они уже оказались в небольшом городке. Здесь было уже не так жарко. Кира посмотрела в небо и подумала, что сегодня будет гроза. Она заказала такси, кинула вещи матери в багажник. Они добрались до двухкомнатной квартиры.

— Места не очень много, но тесно нам точно не будет. Я тебе комнату отдам, так что распоряжайся как хочешь и не надо мне возражений, я давно уже живу в гостиной, диван тут хороший. Мы потом две отдельные кровати возьмем и оборудуем их в спальне на двоих. Все, не переживай, — раскладывая вещи сказала Кира, опережая вопросы матери.

Но Мария Федоровна не возражала. Она села на скамейку для переобувания в прихожей и заплакала. Она никак не могла унять поток слез.

— Мам, ну ты чего?

Но пожилая женщина отмахнулась. Она не могла передать словами своих чувств, каково это просто в один день навсегда распрощаться с побоями, издевательствами снохи и оказаться рядом с дочерью, которую боялась больше не увидеть после ссоры. Они поругались то по глупости, а помириться гордость обеим мешала. Но теперь Мария Фёдоровна наконец-то была рядом с дочерью, которая спасла ее от ужасной жизни.

Вечером они гуляли по торговому центру. Кира купила матери несколько комплектов удобной домашней одежды, выходные вещи и три картины по номерам. Когда-то ее мама очень хорошо рисовала, но потом бросила. Кира надеялась, что такое хобби придется матери по душе. Девушка шла с матерью под руку и смотрела на красивые витрины. Они купили китайской еды и поехали домой.

Мария разглядывала красивую картину по номерам и разбиралась с инструкцией. Дочь купила ей хорошие очки, специальную лупу, чтобы рисование не доставляло проблем. Мария давно по неосторожности сломала свои очки, поэтому подарок дочери был кстати. Кира сидела на диване, вышивала на станке. Она то и дело поглядывала на мать, которая выглядела абсолютно счастливой и довольной.

— Кирочка, я тебе так спасибо и не сказала, — завела женщина.

— Даже не думай ни о чем, все будет хорошо. Вон и Чак рад тебе, сидит только возле тебя целый вечер, никакой работы, просто живи в свое удовольствие, — с улыбкой ответила Кира.

Мария широко улыбнулась, посмотрев на увлеченную вышивкой дочь. Женщина вновь отвлеклась к картине, она открыла баночки, выбрала кисточку и приступила к работе. Процесс показался ей очень увлекательным и интересным. Мария Фёдоровна на мгновение задумалась о том, что сейчас бы все еще куковала на кладбище, моля мужа о том, чтобы он забрал ее с собой, лишь бы не терпеть издевательства снохи, а теперь она сидит в теплой и уютной квартире с родной дочерью, которая ничего ради родной матери не жалеет!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *