На холодному Ялтинському вітрі стояла дівчинка і продавала свої малюнки. Запитав, для чого їй гроші, і здивувався

ИНТЕРЕСНОЕ

Апрель 2021 года выдался в Ялте так себе.

У меня, жителя Питера, было полнейшее ощущение, что я дома — холодный ветер, накрапывающий дождь, хмурые облака — так себе погодка. И не первый, а уже пятый день подряд! А уж что сверху, в горах, творилось — и вспоминать не хочется!

Начинало смеркаться, и я неторопливо шёл по не очень-то гостеприимной набережной Ялты, посматривая на пенные столбы, вздымавшиеся там, где суровые волны Чёрного моря бились о волнорез.

К хмурой погоде добавлялись не менее хмурые сумерки, а также тот факт, что сезон ещё не начался — многочисленные кафе и лавочки была по большей части ещё закрыты, создавая ощущение упадка, разрухи и приближающегося конца света.

А что нужно делать, когда возникает ощущение приближающегося апокалипсиса?

Правильно, надо пойти поесть. Обычно этот простой процесс делает взгляд на мир чуть проще и позитивнее.

Поэтому я ускорил шаг и начал поглядывать по сторонам в поисках какого-нибудь уютного заведения, где можно поужинать.

Почти пробегая мимо какого-то непонятного забора на набережной, я увидел краем глаза какие-то разноцветные флажки, трепещущие на ветру, что-то пушистое, и зацепил на мгновение чей-то взгляд.

Пройдя по инерции ещё пару шагов, я остановился и посмотрел назад.

То, что показалось мне флажками, оказалось рисунками. Пушистое — это был большой помпон на шапке. А обладателем взгляда был, точнее, была молодая девушка, даже, я б сказал, девочка.

Она стояла рядом с рисунками и смотрела на меня.

Я подошёл ближе.

Рисунки были, в принципе, неплохие. Простые и незатейливые сюжеты — виды Крыма и сюжеты из жизни. Нарисованные цветными карандашами или маслом на обычной акварельной бумаге. Хорошая композиция и цветовые решения. Рука не очень «твёрдая», но видно, что рисовали с душой. Все рисунки были в простеньких офисных «файликах».

— Добрый вечер, это же ваши рисунки?

— Добрый вечер, да, это я рисовала, — смущаясь и держась за сумочку, ответила девочка.

— Мне нравятся. А это выставка, или вы их продаёте? — уточнил я.

— Продаю.

— И сколько они стоят?

— Ну… сколько дадите… Кто-то за 50 рублей покупает, кто-то — за 100…

— Хм. Мне кажется, они больше стоят. Я бы купил… Вот, например, этот рисунок, — я показал на картинку со стилизованным ялтинским маяком — он, мне кажется, рублей 500 стоит? Или даже 1000?

— Лучше — 500!

— Ну хорошо, пусть будет столько. И я отдал девочке купюру.

Она сняла с прищепки приглянувшийся мне рисунок и отдала мне. Я убрал его в рюкзак.

— Скажите, — спросил я, — а у вас тут вообще что-то покупают? Не сезон же? Да к тому же холодно очень!

— Не беспокойтесь, стоять мне не холодно — я очень тепло оделась, — ответила девочка, — а картины… Да, покупают… Иногда 5 в день, а иногда — 20. Я всего неделю как здесь, мы из Севастополя переехали.

— А не страшно вот так тут стоять в одиночестве весь вечер на полупустой набережной? И тут никто дань не собирает за продажу на таком месте?

— Да нет, не страшно, чего мне бояться. И камеры тут кругом. Да я и несовершеннолетняя, мне никто ничего не сделает, — и она застенчиво улыбнулась.

— Интересненько… А для чего вы вообще эти рисунки продаёте?

— Нет, вы не подумайте, у меня семья не бедная, это не на еду. Это на занятия в школе фигурного катания. Здесь занятия платные, вот я и продаю рисунки. Утром рисую, вечером продаю.

— Ого! Фигурное катание! Так необычно! А обычная школа? Когда учиться?

— А я на домашнем обучении. Да и в шестом классе много не задают, я всё успеваю.

— В шестом классе?! Для шестого класса весьма неплохие работы, как мне кажется! Что ж, желаю, чтобы вы когда-нибудь стали великим художником! Тогда я этот ваш рисунок за миллион долларов смогу продать!

— Да? Вполне может быть. А знаете что? Дайте мне на минутку ваш рисунок!

Я расстегнул рюкзак и протянул ей картину. Она достала из сумочки ручку и написала на обороте «Карина» и закорючку подписи.

— Вот так! Теперь, с автографом вы сможете всем потом доказать, что это именно мой рисунок!

Я ещё раз поблагодарил её, и попросил разрешения сфотографировать её и работы для статьи — и побежал по набережной вперёд — если верить навигатору, через 400 метров меня ждало весьма уютное кафе.

А вот та самая картина, которую я купил у Карины. Мне кажется, она вполне стоила тех 500 рублей…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *